Первобытное искусство

и религиозные верования

Исследования древнекаменного века, словно театр, полны неожиданностей!» — воскликнул однажды известный французский археолог Ж. Лаллан после очередного «сюрприза» в ходе раскопок стойбища первобытных охотников на мамонтов.

В самом деле, если обратиться к истории археологии, то не найдешь в ней страниц более драматичных, чем те, на которых записаны обстоятельства утверждения в науке о детстве человечества сначала реальности изготовления в «допотопные времена» каменных инструментов (первооткрыватель — Буше де Перт), затем существования древнейшего предшественника «человека разумного» — неандертальца (Карл Фульротт) и, наконец, наличия поразительных художественных способностей у тех, кого ранее презрительно называли «троглодитами» (открытие Марселино С. де Саутуолой многокрасочных росписей в Альтамире). 

Казалось бы, умудренные богатым опытом прошлого, исследователи не должны в наши дни чему бы то ни было удивляться или, во всяком случае, должны воздерживаться от торопливых суждений при известиях о новых «сюрпризах» науки о древностях. Но ничуть не бывало! Каждое новое открытие в археологии вносит весьма существенные поправки в сложившийся уже образ нашего первобытного предка, вызывая новые «сражения» между жрецами науки.